- А ты знал, что проспект Независимости когда-то назывался Гауптштрассе?

Красные стены, «Город солнца», снова знакомые лица за баром и непривычный запах свежих бельгийских вафель – есть вещи, без которых «Старого Менска» быть не может, а к некоторым переменам просто надо привыкнуть.

Год начался хорошим известием – в «Менск» возвращается Юра Виноградов, а значит и наш любимый «подъезд» отряхнется от белой краски и снова станет родным. Конечно, никто не рассчитывал на то, что все вернется на круги своя и предстанет в прежнем облике. Было бы глупо сделать вид, что ничего не было, и снова вспомнить, где именно стояла та или иная баночка, точно также, как снова назвать проспект Независимости проспектом Франциска Скорины. Но в «Менск» вернулось тепло и книги, а это самое главное. Стены покрасили в красный, повесили черно-белые фотографии сталинской архитектуры, которые впоследствии сменятся на что-то другое.

12512072_951200398294911_1694111081_n

Единственное, что мне хотелось бы вернуть обратно, – это все те напитки, которых больше нигде в минских барах не готовят, за исключением разве что «Лондона». Это и Hot Milk Punch, и Blue Blaizer, и просто молоко с ванильным сиропом. Сейчас даже вспомнить сложно все эти названия, так мы привыкли к ним пару лет назад, что перестали их идентифицировать. Отчетливо помню чай «Вечерний Мароккеш» и «Снежный» глинтвейн.

Мой муж в «Старом Менске» никогда не бывал и считал место слишком студенческим, хотя это и не так. Но мне было интересно взглянуть на мой любимый бар его глазами, даже несмотря на то, что «Менск» не вызвал в нем никаких эмоций, кроме искреннего удивления, что там нет туалета.

стары менск муж

Я же снова обрела место, куда буду приезжать читать книжки и писать свои рассказы, потому что только там я чувствую себя в безопасности и только там я могу просидеть весь день, попивая кофе так, чтобы не поймать на себе недовольные взгляды барменов или официантов. Я с нетерпением жду теплой погоды, чтобы снова на проспекте увидеть шатер, лавочки и торшеры, хочу выпить там крамбамбули, от которой сводит скулы, и наблюдать за неспешным течением минской жизни. Все это слишком лирично, но только оттого, что сконцентрировано в одном месте, площадью 10 кв. метров.

стары менск

Будучи настоящими «минчуками», мы все равно недовольны. Нам не нравятся фотографии сталинского Минска, мы причитаем, ворчим, пытаемся вспомнить заведение, которое было бы старше «Менска», — и не придумываем ничего оригинальнее, чем «Макс шоу». И смеемся.

Если вы пропустили, почему «Стары Менск» закрывался — читайте от этом здесь.

Минск, пр. Независимости 14

10.00 – 24.00

эспрессо 20 тыс., портвейн 30 тыс., бельгийские вафли 35 тыс.

$