Люди, читающие мой блог! Любите ли вы общепит так, как люблю его я? Очень надеюсь, ибо без этого нюанса все теряет смысл. Хочу расставить точки над i. Цель каждого моего поста и вообще всего здесь написанного – передать атмосферу, образ и суть места, которое мне нравится или не очень нравится. Я уже очень много раз писала о том, что уверена: заведения должны быть разными, должны нравится разным людям, выполнять разные функции.

И чем их больше, тем лучше. Пусть будет больше хороших, качественных городских кафе, где много света и воздуха, пусть будет много темных и даже мрачных баров, где хочется спрятаться ото всех и просто пить от щемящей тоски, пусть будет много диджеев и танцев, пусть будут рюмочные, где тунеядцам-философам нальет водки тетя Зина и запишет на счет. Пусть будут дорогие рестораны с белыми скатертями и учтивым сервисом, где будут дариться кольца и летать пробки от MOET. Пусть будут панорамные и подвальные бары, накуренные или с детскими комнатами, с дизайнерски оформленными туалетами или их отсутствием. Пусть им будет три дня или 15 лет. Пусть будут мои любимые, и менее любимые и те, куда я схожу один раз «посмотреть» и больше не вернусь никогда. Пусть в них будет уютно выпендривающимся школьникам, мечтающим студентам, мамам в декретах, бизнесменам в костюмах, городским сумасшедшим, приезжим. Всем.

Суть моего блога в том, чтобы когда появлялся вопрос «куда пойти», можно было соотнести свое настроение с заведением и выбрать именно то, которое необходимо душе сегодня. Поэтому всегда, когда мне говорят, что мой блог – добрый, у меня начинает дергаться глаз. Может, потому, что это не книга жалоб и предложений. Может, потому, что я люблю заведением наслаждаться, а не копаться в меню в поисках опечаток и не проводить пальчиком по спинке стула в поисках пыли. Но раз вы так хотите, я вам накидаю. Раз и на всегда.

«Стары Менск», «Лондон», Sweet&Sour

Казалось бы, ну такие уже прекрасные, милые сердцу и ностальгические места – «Менск» и «Лондон», — а Sweet&Sour – вообще эталон барного искусства. Одно общее горе есть у всех этих мест – туалет. В «Менске» и «Лондоне» его нет вообще, а Sweet&Sour эксплуатирует туалет Дома архитекторов, в котором находится. И туалет этот, мягко сказать, в плачевном состоянии. Может, владельцы Sweet&Sour просто не хотят сильно отрывать гостей от реальности, может, это такая ирония, мол, хотите жить красиво, а живете как живете. Не знаю. Не знаю, почему за столько лет не было достигнуто никакого соглашения в плане облагораживания территории. «Менск» и «Лондон» проблему отсутствия туалета не решает никак, тут сложно что-то придумать, да и привыкли все. Но вот что меня и правда расстраивает – это то, что времена душевных барменов сменились на откровенно скучающие лица. Исключение, пожалуй, составит вечный бармен «Лондона», он всегда работал со скучающим лицом.

Svobody.4

«Свобода» — одно из моих самых любимых мест в городе. Однажды девушка-бармен отказалась мне помочь целых три раза за час, который я провела за баром: не подключила мой ноут, не дала зарядки для телефона и не помогла вызвать такси. Просто фэйл. На углу стойки зимой сидеть очень холодно, всегда дует от постоянно распахивающейся двери, а кроме вина и портвейна нечего выпить. И часто это именно та при причина, по которой я огибаю бар стороной. И завтраки там дорогие.

«Бессонница»

Здесь все довольно просто. «Бессонницу» я не очень люблю. В большей степени, наверное, из-за того, что она не оправдала ожиданий. Круглосуточно работать не стали, коктейли всегда с неприятными нюансами (типа Clover Club на краш), бармены на меня все время смотрят косо, общаться не любят. Добил меня когда-то совершенно невкусный бутерброд с креветками, которые просто ради него зря умерли.

BarDuck

Очень мало места, глаз выколи темно и слишком много правил. Пива нет, водки с тоником не сделают, с диджеями не угадаешь, танцев можешь не дождаться. А еще сидишь за баром, споришь в шутку с мужем, затягиваешь бармена в разговор, мол, о чем сейчас интересно читать, о чем в мире говорят. А он: «Ну я только профессиональную литературу читаю. Не знаю». Тоска.

Embargo

Сколько стоит у вас коктейль? 15 рублей? Когда вы заморачивались с васильками и коктейльными борщами было интересно, но сейчас откровенно дорого и слишком на любителя. Ну и вся эта история со статьей на onliner.by про спикизи бар, про то, как не пустили за 5 минут до открытия со словами «погуляйте и позвоните, забронируйте столик». Отделка стен мне дико не нравится, как будто полет фантазии закончился на уровне «Новоселкина».

«Герои»

К «Героям» моя душа так и не легла. Хороший бар, но вот не срослось. Думаю, из-за того, что там слишком «своя» тусовка, слишком умные бармены и на напольной плитке написана фирма-производитель.

Pinky Bandinsky

К слову о том, что я не пишу никакой критики и о том, это неправда. Просто я не накидываю говна на вентилятор и не делаю из критики цель. Но вот Pinky я не люблю. Ни разу не ела там вкусную еду, ни разу не пила вкусный коктейль, всегда мне попадались надменные и хамоватые бармены, которые еще и в моих записях в блокноте умудрялись попасти свой нос.

«Бар Ў»

Наверное, я слишком далека от богемной искусствоведческой тусовки, чтобы оценить пристальные взгляды этой самой тусовки с немым вопросом «кто ты?». Стулья неудобные, подоконники слишком высокие для столов, все немного потрепанное, а Gewurztramieren дороже, чем в «Свободе».

Бар «Чердак»

Несмотря на все прелести «Чердака» тусовка там собирается очень спорная, танцы чертовски редки и стулья за баром слишком маленькие для моей требовательной попы.

El pushka

Ради трех притопов, которые ты можешь позволить себе здесь в разгар веселья, придется нехило выдохнуть, втиснуться в пространство, потереться о чужих мужчин и женщин, в лучшем случае докричаться до бармена и бахнуть текилы. Разбираться в замысловатом меню нет времени и желания, все равно коктейли малознакомые и все равно будешь заказывать наугад. Если попадешь внутрь, конечно же. Уйти тоже получится не сразу – на поиск пальто закладывай минут 7.

«Хулиган»

Самый большой минус «Хулигана» в том, что там чувствуешь себя безвозвратно старым, когда смотришь на эту всю хипстерскую шушеру. Джек стоит 10 рублей, коктейли делают с редисом и свеклой, явно на что-то претендуя. Такая себе альтернативщина – альтернативная, компромиссная, форматная.

Stirlitz

Дорогой съем. Очень дорогой съем. Накидаться «Исаевыми» по 18 рублей может позволить себе не каждый, и не каждый второй. Поэтому локоны крутятся так отчаянно и рьяно.

«Винный шкаф»

Слишком девчачье заведение, ну просто слишком, и слишком модное, я там чувствую себя неуютно. Кроме того, меня оскорбляют обычные оливки из банки, заказанные к сладкому земляничному игристому и полное равнодушие бармена на этот счет.

«Банки-Бутылки»

В «банках» все должно было быть хорошо, оно и хорошо у них все, но мне там скучно. Вся эта чересчур красивая тусовка, которая фотографируется только рабочей стороной вообще неправильную атмосферу создает. С авторскими коктейлями тоже все мутно, единственный, за который могу поручиться – щавелевый, но об этом уже все знают.

DIY

Частенько порываюсь зайти на лимонку, но толпа школьников у входа меня переубеждает. А жаль, но времена моего андеграундного пьянства уже уходят в прошлое, и пока меня не переманили рюмочные, я постигаю культуру пития в менее темных местах. Танцующие там люди меня всегда пугали своей хаотичностью.

Café de Paris

На мужской запрос крепкого и сладкого делать коктейль на шампанском за 45 рублей – мощно.

Calvin Coolidge

Слово «сноб» происходит от сокращения латинского выражения «sine nobilitas», то есть «без благородства».

«Хороший год»

Минусы очень четкого позиционирования и очень ограниченной целевой аудитории. Если ты не сходишь с ума по вину так же, как и все, кто здесь работает, скорее всего, разговор за стойкой не склеится.

«Курилка», «Стравинский»

Дичайше накурено. Вообще мне нравится, когда в барах курят, это определенная эстетика, но вытяжка должна работать на таких же дичайших мощностях, а иначе – извините.

«Чапскi бар»

Категорически непростителен тот факт, что бар, который призван вселять в тебя надежды на лучшее, не работает в самое тяжелое время – в понедельник, а заказ простого джин-тоника превращается в долгое перечисление всех ингредиентов по-отдельности.

«Пересмешник», «Тише мыши»

Первый раз зайдя в «Пересмешник», я чуть ли не врезалась в стол девушки, страстно поедающий салат. Ситуация была неловкая, но не предотвратимая. В этом плане в «Мышах» все идеально, но с коктейльной картой ни там, ни там не огонь. «Пересмешник» делает ставку на пушистые «птичьи» коктейли, «Мыши» из раза в раз делают компотики.

Martlet Bar

«Ласточкин» бар еще слишком молод, публика к нему привыкает медленно, оттого он бывает пустоват. Где бы там не сидел, чувствуешь, что твой тыл не прикрыт, а история с тем, что Астори там больше не работает сильно меня печалит.

На этом все. Я выдохлась. Писать о косяках, недостатках и личном «фи» меня не вдохновляет. Но дань белорусской моде все перекритиковать я отдала.